ШКОЛА МУЖЕЙ. ДОМОСТРОЙ.

 

Два родных брата, одному 40 лет, а другому 60 являются опекунами двоих молодых сестёр (их игровой возраст 20-30 лет). Оба с ними, естественно, сожительствуют. По договорному соглашению опукунство прекращается после брака. Один "отец" воспитывает свою "дочь" в "строгих правилах" с намерением на ней жениться. 60-летний, наоборот, не жалеет денег, поощряя её распутное поведение, с браком не форсируя.

 

Приводим первые два акта. А что же было дальше ?

 

 

 

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА.


СГАНАРЕЛЬ – брат Ариста.

АРИСТ – брат Сганареля.
ИЗАБЕЛЛА – сестра Леоноры. 
ЛЕОНОРА – сестра Изабеллы. 
ЛИЗЕТТА – служанка Леоноры. 
ВАЛЕР – любовник Изабеллы. 
ЭРГАСТ – слуга Валера. 
КОМИССАР. 
НОТАРИУС. 

Место действия - Париж. 

 

АКТ I.

СЦЕНА ПЕРВАЯ.

СГАНАРЕЛЬ, АРИСТ.

 

СГАНАРЕЛЬ.

Мой брат, давайте не будем столько говорить,

Каждый сам решает, как лучше жить ;

Хоть вы и старший брат, вам больше лет,

Довольно стар, чтоб мудрый давать совет,

Я доложу, однако, что в мои намерения

Не входит брать ваши заключения :

На все советы ваши есть голова своя,

И мне нравится та жизнь, которая у меня.

АРИСТ.

Но её же все осуждают !

СГАНАРЕЛЬ.

Да, дураки, как вы, мой брат.

АРИСТ.

За комплимент спасибо, он нежно взят.

СГАНАРЕЛЬ.

Я хочу узнать, готов услышать любое,

Что же цензоры эти нашли во мне такое ?

АРИСТ.

Дикий нрав, суровое обличие,

Вы бежите от общества и приличия,

У вас вид чудака и грубияна

С привычками варвара и мужлана.

СГАНАРЕЛЬ.

Да что же это ! Моде отдавать мне дань,

И наряжаться, как банань ?

А не хотите ли, с вашей чепухой,

Господин на двадцать лет более пожилой,

Чего тут мне таить,

И об этом даже говорить :

А не вознамерились, по этим вот делам,

Манеры преподать, как юным тем щеглам,

Носить заставить их шляпки,

Где дебильи мозги их реют, словно тряпки,

Напялить парика огромную ду́ру,

Где лица людские затеняют фигуру ;

Короткие дублеты, в подмышках жмущие ;

Воротники, до пупов идущие,

Рукава, что за столом соус собирают,

Юбки, что бриджами называют,

Башмаки патлатые, для затей,

Похож в которых на мохноногих голубей ?

Да утром заряжать пушки рейтуз,

Где ноги, как рабы таскают груз ?

И вот идут все в этом «галанты», господа,

Глаза тараща, как птичьи стада !

Я бы вам таким нравился, без сомненья,

Вы ж разделяете все их тупые проявленья.

АРИСТ.

Мириться нужно с большинством всегда,

Привлечёшь чужие взгляды – сразу беда !

Любая крайность шокирует людей,

В одежде, речах - умный будет мудрей.

Следуют без спешки, полностью смиренны,

Туда, где потребление произвело уж перемены.

Нет, я не чувствую, что надо брать за эталон

Тех, кто по моде из кожи лезет вон,

И кто в излишествах, в которые влюблён,

Злится, что другой ими больше покорён ;

Но я считаю, что неправильно совершенно,

Упрямо избегать людей вот так, надменно,

И лучше средь дураков терпеть успех,

Чем мудро одному быть против всех.

СГАНАРЕЛЬ.

Вот чу́ю – говорит старик,

Он прячет седи́ны под парик.

АРИСТ.

Да что ж за обычай то такой,

Всегда мне в нос пихать про возраст мой ?

Я должен от вас терпеть обвинения

То за умеренность, то за развлечения :

Будто стариков удел никого не любить,

Они должны о смерти только говорить,

И не полным будет их уродство

Без угрюмого грубого скотства.

СГАНАРЕЛЬ.

Как бы то ни было, я на своём постою

И не намерен сдавать одежду мою :

Шляпу хочу, несмотря на моду,

Что скроет голову в непогоду :

Длинный дублет закрытый, как полагается,

Что пищеварением позанимается ;

Точно по бедру штаны,

И ботинки по размеру нужны,

Как мудро учили наши предки,

А кому не нравится – тем место в клетке !

 

 


СЦЕНА II.

Леонора, Изабелла, Лизетта, Арист, Сганарель.

 

ЛЕОНОРА, Изабелле.

Я защищу, если станут вас ругать.

ЛИЗЕТТА, Изабелле.

Всё время в доме : век воли не видать !

ИЗАБЕЛЛА.

Он так устроен.

ЛЕОНОРА.

Сестра, мне жалко вас.

ЛИЗЕТТА, Леоноре.

Однако, брат его – высший класс !

Да, госпожа, судьба к вам проявила расположение,

Отдав в его мудрое распоряжение.

ИЗАБЕЛЛА.

И это чу́до, что сегодня «мой»,

Меня не запер иль не повёл с собой.

ЛИЗЕТТА.

Да чтоб сам чёрт его драл !

И ...

СГАНАРЕЛЬ, наткнувшись на Лизетту.

Куда идёте, что за скандал ?

ЛЕОНОРА.

Ещё не знаем, я надавила на сестру

Сходить проветриться в прекрасную пору :

Но ...

СГАНАРЕЛЬ, Леоноре.

Вы можете идти, не буду вам мешать ;

Вот вам Лизетта, подружка, погулять :

А вам, позвольте : я выход запрещаю.

АРИСТ.

Мой брат! Оставьте их, ну я не знаю !

СГАНАРЕЛЬ.

Мой брат, вот этим вот меня вот не возьмёшь.

АРИСТ.

Всего лишь хочет молодежь...

СГАНАРЕЛЬ.

Молодость глупа и такое всегда,

И старость тоже, бывает, иногда.

АРИСТ.

Но разве с Леонорой ей плохо сейчас ?

СГАНАРЕЛЬ.

Нет, но со мной будет лучше в тысячу раз.

АРИСТ.

Но...

СГАНАРЕЛЬ.

Но от меня должно зависеть её поведение,

И есть свой интерес вести наблюдение.

АРИСТ.

Разве мне сестра её меньше интересна ?

СГАНАРЕЛЬ.

Да каждый что угодно делает : если честно.

Их отца, нашего приятеля, последнее желание

Было сестёр нам сдать на воспитание ;  

Или, говорит, берите, жени́тесь на них,

Или не будет потом претензий никаких,

Мы вроде опекунов, по договорному соглашению

Они как дочери, и жёны нам даны, в распоряженье,

Вы приняли эту, а в свою очередь я

Думы о другой взял на себя ;

Вы своей по-своему управляйте,

Но и мне, пожалста, не мешайте.

АРИСТ.

Мне кажется…

СГАНАРЕЛЬ.

А мне «кажется», говорю как есть,

Что от меня вы не найдёте лесть.

Вам нравится угождать распутной кокетке

Лакея, служанку ей наняли, «детке» ;

Согласен : прогулки, развлечения,

Вся в поиске себе приключения.

Отлично : но, желаю, чтоб моя,

Жила по правилам, вот это требую я.

Из ткани скромную саржу она применит,

Чёрное только в праздники оденет.

Чинно в доме затворясь,

Вся в хозяйстве растворясь ;

Будет мне чинить бельё,

Ткать носки удел её.

Болтовне щеглов не даст одобрения,

На улицу не выйдет без сопровождения.

Плоть, наконец, слаба, я шум понимаю,

И рога примерять вовсе не желаю,

А если замуж судьба её призывает,

Чтоб зараннее знала, как там бывает.

ИЗАБЕЛЛА.

У вас, мне кажется, нет основания...

СГАНАРЕЛЬ.

От вас я попрошу только молчания !

Я покажу, как без нас убегать.

ЛЕОНОРА.

Господин, ну что мне тут сказать.

СГАНАРЕЛЬ.

О Боже, госпожа, мне не нужно ваших слов :

Вы умна – так будь здоров !

ЛЕОНОРА.

Вы видите нас вместе с Изабеллой с сожалением ?

СГАНАРЕЛЬ.

Да, вы портите её своим поведением.

Скажу честно, ваши визиты мне неприятны,

И хочу, чтоб эти вещи были понятны.

ЛЕОНОРА.

А можно я тоже буду честно ?

Как она смотрит на это мне неизвестно,

Но у меня были бы подозрения…

И хоть одной с ней я крови, с рождения ;

Мы сёстры плохие, если всё вновь и вновь

Поведение ваше даёт ей любовь.

ЛИЗЕТТА.

Позорно это, вам пора бы знать,

Мы не у турок женщин затворять

Люди говорят, там рабовладение,

За это их страна и терпит отчуждение.

Наша честь, господин, видимо, хрупка,

Чтоб беречь её так, и издалека :

Вы что, вздумали, ваши осторожности

Лишают нас всяческой возможности ?

Что если блажь какая нам в голову взбредёт,

То хрупкий человечек за зверя не сойдёт ?

Запреты ваши – глупые видения,

Куда надёжней не иметь сомнения,

Мужчинам нам мешать рисковое дело,

Лучше слову женскому довериться всецело.

Почти внушают в нас желанье погулять,

Все те, кто такому вздумают мешать,

И если б муж перечил мне ревниво,

Я страхи эти подтверждала б, и ретиво.

СГАНАРЕЛЬ, Аристу.

Вот, наставничек, результат вашего обхождения,

И вы сносите такое без возражения.

АРИСТ.

Мой брат, хоть речи эти вызывают смех,

Своя есть правда в разговорах тех.

Их пол свободой любит поиграться,

В строгости он плохо будет управляться,

Решётки, засовы, много волнения,

Жёнам и девушкам не внушат доверия,

Тут строгость мало может дать :

В узде их честь должна держать,

Странная штуковина, скажу я без стесненья,

Когда добыта мудрость из-за принужденья ;

Напрасно притворяться, что ими управляешь,

Когда само их сердце обретаешь,

В таких руках, заверю вас,

Честь свою и я б не спас,

Где страстям в угоду и без сомнения,

Лишь способ ищут для своего падения.

СГАНАРЕЛЬ.

Да то всё песни.

АРИСТ.

Пусть так, но не престану я твердить,

Что надо молодёжь смеясь всему учить,

С нежностью великой им прощать ошибки,

Чтоб потом не боялись добродетели улыбки,

Забота о Леоноре типичное явление,

Шалости её – по мне не преступление

На все желанья юные я соглашался всегда,

И, слава небесам, об этом не жалел, о да !

Балы, развлечения, всякие сюрпризы :

Я разрешал ей любые капризы ;

Все вещи эти, не престану повторять,

Нужны для молодёжи, чтоб ум тренировать ;

По мне так лучше воспитает книжки ;

Школа светская, житейские делишки.

Она любит тратиться на бельё, кружева, вязания :

Что вы хотите : соглашаюсь (на её желания),

Девушкам в семьях наших, если есть доход,

Можно разрешить и такой подход,

Меня отца её приказ обязал жениться,

Но не намерен я с ней так плохо обходиться,

Оставляет, знаю, возраст мой лучшего желать,

А потому ей предоставил всю свободу выбирать,

Если четыре тысячи экю доходного поступления,

Забота вся моя и нежные обхождения,

Способны исправить неравенство в годах,

То будет смысл и в брачных всех делах,

И мы поженимся, иначе - муж другой :

Согласен с её я лучшею судьбой,

Я предпочту союз с другой свершить,

Чем руку против воли получить.

СГАНАРЕЛЬ.

О, как он сладок, сахарок и мёд.

АРИСТ.

Да слава Богу, пусть живёт !

Не нужны мне строгие правила эти,

Где дни отцов считают дети.

СГАНАРЕЛЬ.

Когда распутству наберёшься с юных лет,

Не так то просто потом сказать «нет» ;

Все намеренья эти мало могут дать,

Когда всю жизнь потом придётся поменять.

АРИСТ.

А зачем менять ?

СГАНАРЕЛЬ.

Зачем ?

АРИСТ.

Да.

СГАНАРЕЛЬ.

Хм, ну я не знаю.

АРИСТ.

Я где то честь свою мараю ?

СГАНАРЕЛЬ.

Что если женитесь вы, и она предпочтёт

Те свободы, что и теперь берёт ?

АРИСТ.

А почему бы нет.

СГАНАРЕЛЬ.

Ей разрешать входит в ваши намерения

Мушки на лице, и прочие изощрения ?

АРИСТ.

Конечно.

СГАНАРЕЛЬ.

Чтоб она в расстройстве сознания,

Бегала на балы и в места собрания ?

АРИСТ.

Действительно.

СГАНАРЕЛЬ.

Оруженосцы к вам будут ходить ?

АРИСТ.

И что ?

СГАНАРЕЛЬ.

В карты играть и подарки дарить ?

АРИСТ.

Ладно.

СГАНАРЕЛЬ.

И ваша жена узнает цветочки ?

АРИСТ.

Хорошо.

СГАНАРЕЛЬ.

А при визитах этих вы прикроете глазочки,

Чтоб от опьянения себя спасти ?

АРИСТ.

Разумеется.

СГАНАРЕЛЬ.

Понятно, так вы старый дурак.

Изабелле.

Идите в дом, чтоб не слыхать про подобные дела.

АРИСТ.

Доверюсь, как бы себя не вела,

Лишь бы как прежде с ней жить, без оков.

СГАНАРЕЛЬ.

Буду рад, когда ему наставят рогов !

АРИСТ.

Моя судьба меня не волнует ;

Но если честь подобная вас минует,

Вам не станут делать замечания,

От вас для этого столько старания.

СГАНАРЕЛЬ.

Смейтесь, шалун, как это мило,

В шестьдесят в смехе вся сила !

ЛЕОНОРА.

Что до меня, то заверю на этот счёт :

Если он в жёны меня возьмёт,

То может ни о чём не волноваться,

Но с вами я уж точно не буду стараться.

ЛИЗЕТТА.

Ждёт тех, кто нам верит обет сокровенный,

Но для вас оно, как хлеб благословенный.

СГАНАРЕЛЬ.

Вон отсюда, язык поганый какой !

АРИСТ.

Вы, брат мой, просто заняты чепухой,

Прощайте, меняйте своё отношение,

И знайте : жену запирать - преступление,

Я к вашим услу́гам.

СГАНАРЕЛЬ.

А вот я вам не стану угождать.

О, как они друг другу то под стать !

Хороша семейка ! Безрассудный старик,

Бес в ребро которому проник,

Дама – любовница, кокетка хоть куда,

И их слуги наглецы : о мудрость никогда

Дом этот не исправит, смысла нет,

Дело безнадёжное, отсутствует предмет.

В их соблазнах Изабелла может растерять,

Крупицы чести, что от меня сумела взять,

Я помешать намерен её таким рывкам,

А потому отправлю вновь к капусте, к индюкам.

          

 

 

 

СЦЕНА III.

Валер, Сгнанарель, Эргаст.

 

ВАЛЕР.

Эргаст, вот этот А́ргус, как же он отвратен,

Строгий опекун у той, кто так приятен.

СГАНАРЕЛЬ.

Не правда ли, удивительно,

Изменение в морали просто разительно ...

ВАЛЕР.

Хотел бы я, без проявлений вероломства

Завязать с ним какое-то знакомство.

СГАНАРЕЛЬ.

Вместо того, чтоб соблюдать строгие законы,

И честности древние каноны,

Молодежь в местах этих абсолютно развратна,

Не берёт ...

ВАЛЕР.

Приветствие ему не понятно.

ЭРГАСТ.

Его злой глаз, наверно, не туда посмотрел :

Справа зайдём.

СГАНАРЕЛЬ, думая, что один.

Бежать – вот наш удел.

В городе жить никуда не в годится !

ВАЛЕР.

Как же к нему пробиться.

СГАНАРЕЛЬ.

Что ? В село уедем, да помогут небеса,

Чтоб глупости времени не лезли в глаза.

ЭРГАСТ, Валеру.

На абордаж.

СГАНАРЕЛЬ.

Как ? из ушей растут рога.

Туда, где для девушек все созданы блага…

Это к нам ?

ЭРГАСТ, Валеру.

Приближайтесь.

СГАНАРЕЛЬ.

Туда … И этот надоедает :

Опять передо мною шляпу снимает.

ВАЛЕР.

Господин, ваша персона приветствию не рада ?

СГАНАРЕЛЬ.

Возможно.

ВАЛЕР.

Да что вы. Знакомство с вами – награда

Это счастье, и такое наслаждение,

Что не кланяться вам преступление.

СГАНАРЕЛЬ.

Хорошо.

ВАЛЕР.

Прибыть к вам ; и заверить, не хитря,

Что можете рассчитывать на меня.

СГАНАРЕЛЬ.

Верю.

ВАЛЕР.

Мне повезло сосе́дом вашим стать,

И судьбе за это надобно воздать.

СГАНАРЕЛЬ.

Хорошее дело.

ВАЛЕР.

А вы знаете но́вости, что сообщают

При дворе, тем кому доверяют ?

СГАНАРЕЛЬ.

А я здесь при чём ?

ВАЛЕР.

Да ; но любопытства ради, как картинку,

Иногда интересно изучить новинку :

Вы пойдёте смотреть феерические представления,

В связи с наследника-Дофина рождения ?

СГАНАРЕЛЬ.

Если захочу.

ВАЛЕР.

В Париже, нужно признать,

Столько развлечений, что не сосчитать ;

Зевает

В провинции оно то да, там полная скука,

А чем заняты свободными временами ?

СГАНАРЕЛЬ.

Делами.

ВАЛЕР.

Ум ищет отдыха, и уступает иногда

Пред лицом серьёзного труда.

А вечерами как нравится себя развлекать ?

СГАНАРЕЛЬ.

Как захочу.

ВАЛЕР.

Лучше и не сказать :

Ответ справедлив, чтоб со всем управится,

Надо делать только то, что нравится,

Если б не ваше занятое состояние,

Я мог бы заходить к вам на совещание.

СГАНАРЕЛЬ.

К вашим услугам.

 

 

 

СЦЕНА VI.

Валер, Эргаст.

 

ВАЛЕР.

Что бы ты об этом убогом мне сообщил ?

ЭРГАСТ.

Упырь – нас принял, пёс – проводил.

ВАЛЕР.

Я в ярости !

ЭРГАСТ.

Отчего ?

ВАЛЕР.

Как отчего в ярости я :

Видеть, что любимая во власти дикаря,

Дракона и хранителя, где жестокости эпизоды

Не оставляют ей никакой свободы.

ЭРГАСТ.

Нам на руку такое, в этой связи

Дела будут точно на мази ;

Знайте ж (чтоб умом вам укрепиться),

Что с женщиной под стражей проще сговориться,

Чёрная ревность мужей и отцов

Выгодна для амурных дельцов,

Совсем я не кокетка, тут я пас,

И по профессии не ловелас ;

Но служил у двадцати, пред кем стояла та задача,

И твердили те часто, что крупная удача

Встретить таких злых мужей,

Что не являются домой без куражей,

Злодеев, что без причины и продолжения,

Контролируют все жёнины проявления,

Именем «муж» себя украшая

Пред ухажёрами их с грязью мешая.

Известно это, на пользу страсти,

И дамы обиженные становятся во власти

Любезного свидетеля, где жалобы легко

Толкают дальше вещи довольно далеко ;

Короче, грубый опекун большая удача –

Дальше уж точно будет отдача.

ВАЛЕР.

Но за все четыре месяца, что я страстью пылал,

Я ей так ничего и не сказал !

ЭРГАСТ.

Любовь изворотлива ; вряд ли вы,

А что , если я ...

ВАЛЕР.

А что «вы» ?

Она не появляется без этого брутала,

Лакеев нет, служанки, чтобы передала…

Там да, лишь деньги приготовь,

И укрощай свою любовь.

ЭРГАСТ.

Так она ничего не знает про ваши мучения ?

ВАЛЕР.

Нет, я не излагал ей свои намерения.

Всюду там крутится вот этот пень,

Но меня она видела – я крался, как тень,

Как только взгляд у нас пересекался,

Избыток чувств моих и объяснялся :

Глаза сказали всё ; но как же мне узнать,

Что эту речь сумели как-нибудь понять ?

ЭРГАСТ.

Язык невнятен и весьма,

Где нет посредства слов, письма.

ВАЛЕР.

О, как же выйти из затруднения,

Подскажи, я умоляю, мне решение.

Как узнать, понимает ли она меня ?

ЭРГАСТ.

Придумать надо нам самим.

Пойдёмте в дом, сообразим.

 

 

 

АКТ II

СЦЕНА ПЕРВАЯ.

Изабелла, Сганарель.

 

СГАНАРЕЛЬ.

Всё, иди, нашёл по твоим приметам,

Кажется, уже знаю, кто живёт в доме этом.

ИЗАБЕЛЛА, в сторону.

О небо, дай же мне сноровку

Провернуть невинную уловку.

СГАНАРЕЛЬ.

Тебе говорили, его Валер зовут ?

ИЗАБЕЛЛА.

Да.

СГАНАРЕЛЬ.

Ты свободна, я сам поговорю с ним тут ;

Этот ветреный юноша сейчас мне очень важен.

ИЗАБЕЛЛА.

Ах, для девушки проект мой столь отважен  ;

Но, наконец, пусть тоже… Меня поймёт любой.

После всего, что я… Кто дружит с головой.

                                

 

 

СЦЕНА II.

Сганарель, Эргаст, Валер.

 

СГАНАРЕЛЬ.

Не будем тратить время, могу я заглянуть ?

Эй, открывайте же живее кто-нибудь ;

В этом свете стоит ли удивляться,

Что стал он так тогда общаться ;

Лишу надежд… Вот он идёт.

Чёрт побери, ну что за скот,

Под ноги лезет мне сейчас. 

ВАЛЕР.

Ой, извините...

СГАНАРЕЛЬ.

Ищу вас.

ВАЛЕР.

Меня ?

СГАНАРЕЛЬ.

Валер, так, кажется, вас звать ?

ВАЛЕР.

Правда ?

СГАНАРЕЛЬ.

Да, нам нужно потолковать.

ВАЛЕР.

Я себя могу весьма осчастливить, оказав услугу ?

СГАНАРЕЛЬ.

Нет. Это я предполагаю вам услугу оказать,

И именно это подвигло здесь у вас побывать.

ВАЛЕР.

Здесь у меня, господин ?

СГАНАРЕЛЬ.

У вас, а чего вас удивляет ?

ВАЛЕР.

Ещё бы, если с чего, душу восторгает

Честь…

СГАНАРЕЛЬ.

Оставим честь, уж попрошу.

ВАЛЕР.

Не желаете ли зайти ?

СГАНАРЕЛЬ.

Не нужно мне.

ВАЛЕР.

Ну пожалуйста.

СГАНАРЕЛЬ.

Нет, мне и тут неплохо вполне.

ВАЛЕР.

Пока вы там, мне слушать не получится.

СГАНАРЕЛЬ.

А я, знаете ли, внутри не стану мучиться.

ВАЛЕР.

Ну ладно, сдаюсь.

Раз так хотите, перечить не берусь ;

Вот стул.

СГАНАРЕЛЬ.

Нет, постою.

ВАЛЕР.

Отвергли помощь мою.

СГАНАРЕЛЬ.

Ах, скажи́те на милость.

ВАЛЕР.

Непростительна неучтивость.

СГАНАРЕЛЬ.

Она не сравнится с той,

Когда не слушают, что говорит другой.

ВАЛЕР.

Итак, я вам подчиняюсь.

СГАНАРЕЛЬ.

Лучше и не может быть ;

Церемонии надо опустить :

Итак, вы готовы слушать.

ВАЛЕР.

Честно.

СГАНАРЕЛЬ.

Что опекун я Изабеллы, вам известно ?

Девушки красивой и весьма молодой,

Что живёт на улице вон той ?

ВАЛЕР.

Да.

СГАНАРЕЛЬ.

Если вы это знаете, то имеете понимание.

Но, знаете ли вы, обращая на неё внимания ;

Что, не ограничена опекунством моя цель,

А для неё предназначена и моя постель.

ВАЛЕР.

Нет.

СГАНАРЕЛЬ.

Тогда держу вас в курсе, что тут дело такое,

Вам надо оставить её, пожалста, в покое.

ВАЛЕР.

Кому, мне ?

СГАНАРЕЛЬ.

Да, вам, хватит притворяться.

ВАЛЕР.

А кто сказал, что она мне интересна ?

СГАНАРЕЛЬ.

Это людям стало известно.

ВАЛЕР.

А всё же ?

СГАНАРЕЛЬ.

Она сама.

ВАЛЕР.

Она ?

СГАНАРЕЛЬ.

Она ;

Это честная девушка, во всём мне доверяет,

Меня она с самого детства знает.

И к тому же поручила вам дать совет,

Что с тех пор, как вы ходите за нею вслед,

Ей понятно ваших глаз движение,

Порывы ваши вызывают возмущение ;  

А раз тайные желания раскрыты,

То все дальнейшие заботы будут биты ;

И давайте обойдёмся без объяснений :

Это вредит душевности наших отношений.

ВАЛЕР.

Так это от неё, говорите, весь такой сюжет …

СГАНАРЕЛЬ.

Да, и поручила откровенно дать вам совет,

Наблюдая, куда вас несёт,

Что у неё есть мысли на этот счёт,

Переполняет желание разъясниться,

Но зачем ей это ? чтобы что добиться ?

Поэтому, находясь в затруднении,

Она меня лишь просила об одолжении :

Донести до вашего све́дения, как уже сказал,

Чтоб мозги ей никто не пытал ; 

Что глаза строить вам не впервой,

Но если бы вы дружили с головой,

То нашли другую ; ладно всё сказал, до свидания.

Это потребует вашего понимания.

ВАЛЕР.

Эргаст, что скажешь ?

СГАНАРЕЛЬ.

Он в полном упадке.

ЭРГАСТ, в сторону.

Согласно моей догадке

Вы ей не противны, она с вами открыта,

Но там какая то тайна хитрая скрыта,

Ведь, наконец, это лишь мнение,

Той, которая хочет остановить влечение.

СГАНАРЕЛЬ, в сторону.

Он выглядит прилично здесь.

ВАЛЕР.

Ты думаешь тайна есть…

ЭРГАСТ, низко.

Да... Но он смотрит на нас,

Уйдём-ка подальше с его глаз.

СГАНАРЕЛЬ.

Как же он в лице то изменился.

Разговор наш точно получился ;

Позову Изабеллу. Сколько же плодов,

Просвещение даёт после моих трудов !

Добродетель её высшего разряда :

Оскорбилась от мужского взгляда.

 

 

 

СЦЕНА III.

Изабеллла, Сганарель.

 

ИЗАБЕЛЛА.

Боюсь, влюблённый этот, в его страстном огне,

Так и не понял, что от него нужно мне ;

И я, невольница, чтоб из цепей ускользнуть,

Должна ещё придумать чего-нибудь.

СГАНАРЕЛЬ.

А вот и я вернулся.

ИЗАБЕЛЛА.

Ну как ?

СГАНАРЕЛЬ.

Эффект там просто полный был

Твой мужчина своё сполна получил ;

Он отрицать хотел, что болен тобою ;

Но когда сказал, что направлен самою,

Стал он сперва молчалив и смущён,

И не думаю, что он к жизни возвращён.

ИЗАБЕЛЛА.

Ха ! что вы говорите, я боюсь иного,

Как бы он не выкинул чего-нибудь снова.

СГАНАРЕЛЬ.

А на чём ты основываешь свои опасения ?

ИЗАБЕЛЛА.

Едва лишь вы ушли на общение,

Открыла я окно проветрить и увидала,

Слугу, который, от имени того нахала,

Делал мне приветствия не так давно,

А теперь бросил коробочку в окно,

В ней содержалось любовное послание,

Кинуть назад было всё моё желание,

Однако, ему скрыться удалось ;

Меня переполняет обида и злость,

Что ему так просто удалось удрать.

СГАНАРЕЛЬ.

Погляди, каков нахал, хитрости не занимать.

ИЗАБЕЛЛА.

И обязанность моя без замедления,

Вернуть влюблённому его коробку, сочинения,

Для этого кого-нибудь я должна найти ;

Поскольку осмелиться вам …

СГАНАРЕЛЬ.

Милая, нет, напротив, я могу снести.

Это показывает твою любовь и заботу,

От всего сердца я принимаю работу,

Обязательно нужно, чтобы я передал.

ИЗАБЕЛЛА.

Держите тогда.

СГАНАРЕЛЬ.

Ну, посмотрим, чего написал.

ИЗАБЕЛЛА.

Ах, небо ! Это открывать нельзя.

СГАНАРЕЛЬ.

И почему, душа моя ?

ИЗАБЕЛЛА.

Вы хотите, чтоб он подумал, что это я ?

Честная девушка должна остерегаться

Читать, что ей мужчиной будет писаться,

Да, нас разрывает от любопытства,

Но удовольствие это от бесстыдства,

И полагаю, что, как любой тайник,

Ему надлежит отдать, чтоб не возник

Спор затем, или всякие сомнения, 

На предмет моего к нему презрения,

Надежда так от него уйдёт,

И экстравагантность сразу пропадёт.

СГАНАРЕЛЬ.

Когда так говорит, она права, конечно,

Твоя добродетель и осторожность безупречна.

Вот, вижу, не зря прошли мои уроки !

Ты достойна быть женой, когда придут сроки.

ИЗАБЕЛЛА.

Я не хочу перечить. Однако,

Письмо у вас, вскрывайте всяко.

СГАНАРЕЛЬ.

Не буду ! Увы, слишком велики твои основания,

Я учту эти твои предписания,

Здесь четыре шага, два слова сказать,

И вернусь поскорее, чтоб тебя развлекать.

 

 

 

СЦЕНА IV.

Сганарель, Эргаст.

 

СГАНАРЕЛЬ.

В какой же радости купается душа,

Когда она мудреет, не спеша ;

Сокровище из чести мне досталось,

Чтоб от влюблённого взгляда так возмущалась,

Получила записку в виде крайнего оскорбления,

И галантно передала мне дело общения,

После такого, хотел бы я знать,

Стал бы брат мой также поступать,

Боже, какая девочка таков и кузнец.

Эй там.

ЭРГАСТ.

Что такое ?

СГАНАРЕЛЬ.

Держите, и скажите, наконец,

Хозяину, чтоб он всё это не писал

И в золочёных коробках посланий нам не слал,

Изабеллу это раздражает невероятно,

Видите, даже вскрывать ей неприятно,

Пусть знает об её отношении,

Какие ждут его приём и обхождение.

     

 

 

 

СЦЕНА V.

Валер, Эргаст.

 

ВАЛЕР.

Что тебе дал этот дикий зверь ?

ЭРГАСТ.

Принёс письмо с коробкой мне теперь,

Считает, что это всё вами совершилось,

Изабелла, говорит, очень рассердилась ;

Я открывать не буду эту кадку,

Читайте сами, и посмотрим, решил ли загадку.

ВАЛЕР, читает.

Письмо.

Это письмо, несомненно, удивит вас, и может показаться смелыми и сама мысль написать его, и способ, каким оно передано ; но я в таком состоянии, когда меру соблюсти уже невозможно. Cправедливый страх замужества, которое грозит мне через шесть дней, заставляет ставить всё на карту, и, решив избавиться от него любыми средствами, я пришла к мысли, что мне скорее надлежит избрать вас, а не эту безнадёжность. Не думайте, однако, что вы обязаны всем моей печальной участи : мои чувства к вам никак не связаны с этими затруднениями, всё это лишь ускоряет изъявление и заставляет обойти формальности, к каким обязывают правила приличия женского пола. Только от вас зависит, чтобы я стала вашей, и я жду лишь знака ваших намерений, дабы я уведомила о решении, принятом мной. Но всегда помните, что время работает против нас и что два любящих сердца должны слышать друг друга с полуслова.

ЭРГАСТ.

Ну как, господин, оригинален поворот !

Такая молодая, а читаешь разинув рот,

На какие уловки оказалась способна.

ВАЛЕР.

Ах! Она просто бесподобна,

Вдвойне её дружба и ум,

Моей страсти множат шум,

И к чувству к красоте надо придать …

ЭРГАСТ.

Тете́ря идёт, решим, что сказать.

 

 

 

СЦЕНА VI.

Сганарель, Валер, Эргаст.

 

СГАНАРЕЛЬ.

О, пусть трижды Королю за тот указ воздастся,

В котором запрещают роскошно одеваться,

У мужей не прольётся скупая слеза,

А для запросов жён будут тормоза.

Да, такому я полон одобрения !

А ещё для большего мужей успокоения,

Хотелось бы такой же про кокетство и вязание,

А также про кружева и вышивание !

Нужно мне указ приобрести специально,

Чтоб Изабелла изучила, капитально,

И, без прочих дел, это будет у нас,

Главное развлечение в послеобеденный час.

Господин в парике, вы вздумали опять

Золотые нам коробочки и записки слать ?

Вы хотели найти молодую кокетку,

Накоротке у сводниц, ждущую конфетку ?

Поверьте, всему этому она цену знает.

Смотрите сами, как такое принимает ;

Она серьёзна, любит меня, а эти изощрения,

Направите без нас в другие заведения.

ВАЛЕР.

Да, господин, заслуги ваши очевидны вполне,

И это создаёт препятствия мне ;

Глупость совершил, помутилось сознание,

Что я обратил на Изабеллу внимание.

СГАНАРЕЛЬ.

Точно, это глупость.

ВАЛЕР.

Если б я только знал, несчастный,

Что у меня соперник столь опасный,

То своё сдержал своё безумие,

Проявил благоразумие.

СГАНАРЕЛЬ.

Верю.

ВАЛЕР.

Теперь уж мне не до признаний,

Всё, я сдаюсь : тут без ворчаний.

СГАНАРЕЛЬ.

Молоде́ц.

                                           ВАЛЕР.

У вас столько прав на это есть,

А достоинств просто не счесть,

Что рыпаться мне вообще бесполезно,

У Изабеллы с вами железно.

СГАНАРЕЛЬ.

Я услышал.

ВАЛЕР.

Да, да, я место для вас покидаю ;

И лишь об одолженьи умоляю,

Господин, как презренный влюблённый,

Сегодня просто истреблённый.

Так вот, через Вас Изабеллу я заверить желал,

Что все три месяца по нею пылал

Любовью платонической, не желая никогда

Чтобы честь её постигла какая то беда.

СГАНАРЕЛЬ.

Да.

ВАЛЕР.

Выбор сердца моего всегда был в том,

Чтобы жениться на ней немного потом,

Но жребий пал вам её завлечь,

Это заставляет чувства мне пресечь.

СГАНАРЕЛЬ.

Отлично.

ВАЛЕР.

Но, что бы ни случилось, она должна знать,

Что всегда буду я про неё вспоминать,

Вопреки воли Небес и любого подвоха,

Буду любить до последнего вздоха,

И лишь одно душит мои движения :

Это к вашим заслугам уважение.

СГАНАРЕЛЬ.

Мудро, скажу об этом ей разок,

Это, думаю, не вызовет шок ; 

Больше дружите с головою своей,

А мозг освободите от страстей.

Прощайте.

ЭРГАСТ.

Тете́ря хороша.

СГАНАРЕЛЬ.

Жалко мне этого несчастного,

Преполнен он единения с нею напрасного ;

Но тем хуже для него, что стал этим заниматься,

Желая крепость захватить, что мне сама отдастся.

 

 


СЦЕНА VII.

Сганарель, Изабелла.

 

СГАНАРЕЛЬ.

Никогда ещё не бывало таких засад,

От записки, отправленной назад :

Он потерял надежду и отступил, наконец ;

Но тебе вот что передать молил юнец :

Влюбившись в тебя он не желал никогда,

Чтобы честь твою постигла какая то беда.

Выбор сердца его всегда был в том,

Чтобы жениться на тебе немного потом;

Но жребий на меня упал тебя завлечь,

И это заставляет его чувства пресечь.

Но, что бы ни случилось, ты должна знать,

Что всегда он будет тебя вспоминать,

Вопреки воли Небес и любого подвоха,

Будет любить до последнего вздоха.

И лишь одно душит его движения :

Это к моим заслугам уважение.

Это его слова, вины в нём нет,

Видно честный человек и понял совет.

ИЗАБЕЛЛА, тихо.

Ах, его огонь подтверждает мои убеждения,

А взгляды говорят про серьёзные намерения.

СГАНАРЕЛЬ.

Чего ты там бормочешь ?

ИЗАБЕЛЛА.

Как тяжело, что вы жалости полны,

К тому, в ком столько вины ;

Если б вы, как говорите, меня любили,

То его бы домогательства вас возмутили.

СГАНАРЕЛЬ.

Но он же про твои предпочтения не знает ничего,

Да и честность сразу видна у него,

Его любовь не заслуживает...

ИЗАБЕЛЛА.

А скажите, это как вообще, нормально поведение,

Когда хотят совершить преступление ?

Честный человек разве станет желать

Насильно жениться, меня у вас отнять,

Как если б я была ну совсем такая,

Чтоб позор сносить с ним проживая ?

СГАНАРЕЛЬ.

Как ?

ИЗАБЕЛЛА.

Да, негодник говорил, как узнала я,

Что выкрасть у вас намерен он меня,

Игнорирую я те практики секретные,

Как узнал он ваши планы заветные

Через восемь дней на мне жениться

Ведь вчера только об этом стало говориться ;

Но он хочет опередить эти дела,

К которым вся судьба меня вела.

СГАНАРЕЛЬ.

Да я думаю нет.

ИЗАБЕЛЛА.

Ох, уж извините !

Он человек хороший, и ему неловко ...

СГАНАРЕЛЬ.

Это как насмешка, он здесь ошибается.

ИЗАБЕЛЛА.

Давайте, в безумстве он на вас опирается.

Если б вы пожёстче с ним, без обхождений,

Он бы боялся моей обиды осложнений ;

Про это была его та записка,

Где он план изложил, домогаясь низко,  

Он любовь ко мне ещё сохраняет,

Верит, что и мне взаимность внушает,

Что брака с вами я боюсь ужасно,

И лишь ему спасти меня подвластно.

СГАНАРЕЛЬ.

Вообще обалдел.

ИЗАБЕЛЛА.

Он научился маскироваться,

Но в планах его над вами посмеяться,

Предатель играет красивыми словами.

О, как несчастна я, меня поймите сами,

Как я ни стараюсь честно жить,

И желания низкие его отклонить,

Он хочет ввергнуть меня в неприятности,

А в постыдных планах столько опасности.

СГАНАРЕЛЬ.

Да ладно не бои́сь.

ИЗАБЕЛЛА.

А я вам говорю : близко до беды,

Если не взорвётесь от смелой черты,

И не найдёте мне избавления,

Не спасёте от подобного гонения,

То брошу всё, и отказавшись от скуки,

Стану терпеть позорные муки.

СГАНАРЕЛЬ.

Жёнушка, будь мыслью согрета,

Что я найду его : его песенка спета.

ИЗАБЕЛЛА.

Скажите, что отпираться бесполезно,

Что о плане его мне всё известно ;

А после такого, бьюсь об заклад,

Все выходки его пройдут не наугад ;

Чтоб не пускал сопли при общении,

Он знает о моём отношении ;

И если не хочет он несчастье причинять,

Нельзя одно и то же дважды повторять.

СГАНАРЕЛЬ.

Скажу, что нужно.

ИЗАБЕЛЛА.

Но при этом используйте тон

Добрее, чтоб не нанести урон.

СГАНАРЕЛЬ.

Иди, ничего не забуду, уверена будь.

ИЗАБЕЛЛА.

Жду возвращенья. В добрый путь.

Всю силу примените для принуждения,

Жаль, что не увижу эти мгновения.

СГАНАРЕЛЬ.

Иди, деточка ; я туда и обратно.

Мудра – ну невероятно.

Я счастлив по своему состоянию :

Нашёл жену прям по желанию.

Да, такие дамы нынче ре́дки, 

Не то что пошлые кокетки,

Которым на Париже потерялся счёт,

И чьи мужья забыли про почёт.

Эй ! Где там наш галантный искуситель !

 

 

 

СЦЕНА VIII.

Валер, Сганарель, Эргаст.

 

ВАЛЕР.

Господин, что привело снова в нашу обитель ?

СГАНАРЕЛЬ.

Ваша глупость.

ВАЛЕР.

Как ?

СГАНАРЕЛЬ.

Знаете сами, про что буду толковать;

Я думал вы мудрее, так нет - взялись опять

Меня развлекать красивыми словами,

Надежды ж все безумные сохранились вами,

Я с вами по хорошему, понимаете ;

Но вы меня, наконец, разрываете,

Человек разэтакий, как не стыдно вам,

Задумывать проекты, где сплошь только срам

Честной девушки похищение устроить,

И целомудрие чужой невесты беспокоить !

ВАЛЕР.

Кто вам, господин, новость эту странную сказал ?

СГАНАРЕЛЬ.

Не надо притворяться : будто он не знал,

Изабелла, просила в последний раз

Поставить в известность вас,

Что оскорбляет её ваш дерзкий проект,

Скорее умрёт, чем там будет эффект ;

И вы ужасные вещи учините,

Если домогательства свои не прекратите.

ВАЛЕР.

Если всё, что я слышу, не ложь,

То что тут тогда с такого возьмёшь,

Слова ясны, чего ещё желать :

Приказ я должен просто выполнять.

СГАНАРЕЛЬ.

Если не ложь? сомневаетесь ? приняли за курьёз

Слова поверенного её жалоб и слёз ?

Хотите, чтоб сама она объяснилась,

Чтоб этим ваша вера укрепилась ?

Согласен, следуйте за мной,

Посмотрим ка на выбор у молодой.

 

 

 

СЦЕНА IX.

Изабеллла, Сганарель, Валер, Эргаст.

 

ИЗАБЕЛЛА.

Как, вы его мне привели ! Каков ваш план ?

Вам мало им нанесённых ран,

Вас очаровали его редкие кредиты,

А мне прикажете любить, терпя визиты ?

СГАНАРЕЛЬ.

Нет, крошка, ты для такого слишком высока́ ;

Но он меня держит за дурака,

Считает, что от тебя я сообщаю

Плохое про него, а нежности скрываю.

И лучше будет, чтобы ты без промедления,

Сама исправишь его ошибки и заблуждения.

ИЗАБЕЛЛА.

Разве душа неполно вам открылась,

А в моих желаниях сомненье появилось ?

ВАЛЕР.

Да, госпожа, способно удивлять немало,

Всё, что мне через господина от вас поступало,

Признаюсь, сомневался, и то высшее приказание, 

Которое участь любви моей отдаёт на поругание,

Нужно мне будет дважды повторить,

Чтоб обиду свою как то пережить.

ИЗАБЕЛЛА.

Нет, нет, приказ не должен удивлять,

Это мои чувства, умейте их читать,

Они основаны на достаточной справедливости,

Чтобы правду донести до вашей милости,

Знайте, предо мною дилемма стоит,

Судьба предлагает два объекта на вид,

Внушающих разные ощущения,

И сердца разные движения.

Одного я справедливо за честь почитаю,

К нему моя нежность, его уважаю ;

Другой вызывает чувство омерзения.

Полна я гнева к нему и презрения :

Присутствие одного мне приятно и ми́ло,

Душу оно мне всю укрепило,

Одним ви́дом своим внушает другой

Трепет, ненависть и тайный вой.

Стать одного женой я буду стараться,

И скорее умру, чтоб другому не достаться ;

Но хватит мне чувства выставлять на обозрение,

Довольно, надоели мне грубые мучения :

Нужно, чтоб возлюбленный что-то предпринял,

А тот другой все надежды потерял,

И счастливый брак, семейный покой,

Спасли от пытки, что хуже смерти самой.

СГАНАРЕЛЬ.

Да, голубка, постараюсь осуществить.

ИЗАБЕЛЛА.

Вот единственный способ мне угодить.

СГАНАРЕЛЬ.

Скоро тебе будет видно.

ИЗАБЕЛЛА.

Я знаю, девушкам должно быть стыдно

Выражать свои желания так свободно.

СГАНАРЕЛЬ.

Ничего, ничего, теперь это модно.

ИЗАБЕЛЛА.

Но возможно ли в моём положении,

Иметь свободу принимать решение,

И, не краснея, сделать признание

Кому итак я отдана в обладание.

СГАНАРЕЛЬ.

Ох ты бедняжка, да это возможно, малышка.

ИЗАБЕЛЛА.

Пусть докажет, что любит, как мальчишка.

СГАНАРЕЛЬ.

Да, держи, целуй мне руку.

ИЗАБЕЛЛА.

Кто без болтовни пустой,

Меня сделает своей женой,

И обязуется, я ставлю на вид,

Не слушать всё, что другой говорит.

Она делает вид, что обнимает Сганареля, и даёт руку Валеру.[6]

СГАНАРЕЛЬ.

Ай, ай, мой носик, ротик, я это знаю

Ты не будешь долго ждать, отвечаю,

Иди, тихо... Видите, не тяну за язык,

Ко мне она тянется, да и я к ней привык.

ВАЛЕР.

Госпожа, ну да ладно.

Получается довольно складно,

Скоро вас ждёт полная идиллия

Без того, в ком столько насилия.

ИЗАБЕЛЛА.

Это будет очень мило ;

Ведь, наконец, мне просто опостыло…

Он так противен, а ужас столь велик ...

СГАНАРЕЛЬ.

Что, что ?

ИЗАБЕЛЛА.

Какой то вопрос возник ?

Что то сказала не так ?

СГАНАРЕЛЬ.

Боже, нет, я не говорю.

Но и твою резкость не потерплю,

Слишком высок накал ненависти, презрения.

ИЗАБЕЛЛА.

А как иначе то, без осуждения ?

ВАЛЕР.

Да, вы будете счастливы, и через три дня,

Ваш взор не будет портить гнусный размазня.

ИЗАБЕЛЛА.

Прощайте, в добрый час.

СГАНАРЕЛЬ, Валеру.

Если честно, мне жалко вас.

Но …

ВАЛЕР.

Нет, вы не услышите жалоб моих :

Госпожа судья для нас двоих ;

И я буду работать, удовлетворяя её желания?

До свидания.

СГАНАРЕЛЬ.

Бедный мальчик, как велика его грусть.

Дайте обниму : вы как она, а ну и пусть.

 

 

 

СЦЕНА X.

Изабелла, Сганарель.

 

СГАНАРЕЛЬ.

Мне его жалко, чуть-чуть.

ИЗАБЕЛЛА.

А мне – совсем ничуть.

СГАНАРЕЛЬ.

Наконец, твоя любовь для меня всего важнее,

Малышка, а чего тянуть, давай скорее,

Чтоб не ждать прихода восьмого дня,

Прямо завтра выйдешь за меня.

ИЗАБЕЛЛА.

Как за́втра ?

СГАНАРЕЛЬ.

Ты притворилась, из скромности, что отступаешь,

Но я то знаю радость, в которой пребываешь,

Ты хотела б сама, чтобы поскорее.

ИЗАБЕЛЛА.

Но ...

СГАНАРЕЛЬ.

Брак наш теперь всего важнее.

ИЗАБЕЛЛА, в сторону.

О небо, спаси меня !