ИДОЛ.

Трагикомедия.

 

Основано на реальных событиях.

 

В рамках сцен будет актёрская импровизация. Говорить что угодно по быту. Из кучи диалогов и трудовой деятельности будет отбираться то, что пойдёт в позитив.

 

Актёры. Основной контингент з/к на Вайгаче был политические по ст.58 УК РСФСР, обычный срок 10 лет лишения свободы. Выглядели солидно и интиллигентно. Для фильма это не нужно. Внешность актёров как можно неандертальнее. Нужна мужская массовка 50-60 человек. Игровой возраст от 20 до 70 лет. Но разбавленная актёрами театра, на которых и будет делаться упор в кадре.

 

Мотивация актёров : демонтаж хлама с брошенного судна «во льдах» и его перетаскивание из точки А в точку Б с перерывами на питьё водки.

 

В конце навигации осенью 1933 г., в проливе Югорский шар в районе Белого мыса у юго-восточной оконечности Вайгача сел на мель пароход "Кенник", везший в Германию десять тысяч тонн экспортного первосортного леса.

 

Катастрофа с "Кенником"' произошла сразу же через несколько дней после прибытия нового этапа заключённых на о.Вайгач.

 

Команду парохода снял ледокол "Сибиряков" и доставил в Архангельск. Из навигационных карт очевидно, что капитан парохода умышленно выбрасывал "Кенник" на мель возле острова, целясь своим кораблём в центр береговой линии. Это делалось по указанию немецкого владельца, чтобы тот получил у себя в Германии за старое судно высокую страховку. Кроме того немцы знали, что именно немцы/лытыши управляют Вайгачской экспедицией ОГПУ, и делали им подарок в виде леса для стройки изб, то есть для обживания стратегически расположенного острова.

 

От базы Вайгачской экспедиции ОГПУ в пос. Варнек до мыса Белый 28 км по прямой, вдоль берега 47 км. Пароход на мели отделяет от скалистого берега 1 км ледового припая.

 

Для спасения с "Кенника" дорогостоящего экспортного леса, ценного оборудования, инвентаря и т.д. руководство Вайгачской экспедиции принимает решение перебросить на мыс Белый бригаду заключенных, а на берегу построить пару бараков для их проживания. Начальником командировки Белый Мыс Вайгачской экспедиции ОГПУ сделали з/к Николаенко.

 

После того, как стал лёд в январе 1934 г., при осмотре корабля выяснилось, что леса там нет. Его просто не уложили в судно в момент отхода лесовоза из Красноярска. То есть замысел немцев оборудовать остров избами осуществить не удастся.

 

Эту плохую новость докладывают руководству Экспедиции. Всё начальство едет 47 км в санях в собачьих упряжках в одежде из шкур белых медведей (как полярники на Северный Полюс, 2 часа езды) осматривать судно. Принимается решение снять с него паровой котёл, чтобы можно было его установить в другом месте или использовать, как запасной движитель.

 

Паровой котёл весит 10 тонн. Чтобы его поднять нужна изобретательность. В течение нескольких дней его домкратами поднимают на лёд, тащат, как бурлаки, к берегу. «Это подлинный пафос труда, праздник победы коллективной воли, сметавший на своем пути все препятствия, природные и технические», – описывает события лагерная газета в пос.Варнек. Затем приказывают вручную, ломами и лопатами выдрать из трюмов запас топлива, уголь.

 

Вытаскивая уголь, в одном из затопленных трюмов «Кенника» находят токарный станок. Отвернуть гайки на анкерных болтах на глубине 4 метра можно только в водолазном костюме. Протекающий скафандр из резины нашли на «Кеннике», но к нему нет шлема. Не беда. Из головной части вентиляционной трубы и каютного иллюминатора изготавливают водолазный шлем, забавные испытания которого проводятся тут же. Работы по демонтажу осуществляются в ледяной воде. Шерстяная одежда водолаза моментально намокает, затём её сушат на печи барака. Спирт их единственное спасение. Водолазные работы – предлог.

 

Все перемещения демонтированного замёрзшего имущества более чем 80-тилетней  давности увеничивается беспорядочной свалкой хлама на берегу.   

 

Во время пьянки у Николаенко среди её участников возникает драка из-за дележа алкоголя и перестрелка после борьбы за огнестрельное оружие. Сначала убивают начальника Командировки з/к Николаенко, заместителя начальника з/к Ровнякова, воспитателя з/к Ровановского, бригадира з/к Швеца. Затем стрелявшие направляют свои тела к остальным товарищам и требуют у них запас продуктов, лошадь, сани под угрозой применения оружия. Повар отказывается, что приводит ещё к стрельбе, ещё к 3-м убитым. Под покровом темноты один из заключенных незаметно выбирается из барака и бежит в Варнёк сообщить начальству о разыгравшейся трагедии.

 

На следующий день в поселок доставили тела 3-их : двух поваров и завхоза. Их одели в воинское обмундирование, уложили в обитые кумачом гробы и выставили на высоком постаменте в вестибюле клуба с почётным караулом. А вдоль стен на длинных красных полотнищах большими белыми буквами выведено: «Позор и проклятие бандитско-терростической организации», «Проклятие презренным убийцам!», «Вечная слава погибшим жертвам!»

 

Все смотрят на полотнища и в недоумении спрашивают, откуда тут в посёлке появилась эта неведомая террористическая организация.

 

Прошли ещё сутки. Состоятся скорбные похороны поваров и завхоза с воинскими почестями. Выстроившиеся вохровцы дают залп в зимнее холодное небо, отсалютовав над могилой невинных жертв контрреволюционных бандитов. Произносит речь начальник лагеря. Он говорит, что преступники, ярые враги советского народа, советской власти, от наказания не уйдут и получат по заслугам.

 

Все слушают их выступления, не зная, кто является врагом. Все недоумевают, почему же до сих пор никто из террористов не арестован? В конце дня в поселок приводят пойманных убийц. Это некие Ануфриев и Кулёмин, работавшие у Николаенко водолазами.

 

Рабочие с Белого мыса, пораженные такими пышными похоронами их поваров, рассказывают всем з/к о скандалах у Николаенко, что он сам во всём виноват. Четверых убитых, в числе Николаенко, закапывают на мысе Белом в братской могиле. На импровизированном обелиске в виде досок из под ящиков надписи : «Будем крепко держать завоёванное под Вашим руководством Красное знамя», «Чтим память штумовиков, павшим на трудовом посту от рук классового врага»,  «Морякам-полярникам, погибшим в неравном бою 24 мая 1934».

 

Пьянки и гармошки компании на Белом мысе служат антиподом политинформации в посёлке.

 

Токарный станок водружён на сопке. Это новоприбывший из тысяч прочих идолов на острове.

 

Основное место съёмки Ладожское озеро. Вмёрзший в лёд корабль рисуется графикой на фоне реальных кадров зимнего Вайгача. Желательно быть на Вайгаче 2 раза : летом в августе разведкой + провести съёмки фактуры в марте. Или заброситься туда в конце марта начале апреля и находиться до начала навигации.