СГАНАРЕЛЬ ИЛИ ЖАЛОБЫ КУКОЛЬДА

 

По замыслу автора главный персонаж Сганарель является активным гомосексуалистом-бисексуалом.

 

Сганарель рассматривает объектом и Селию, и влюбленного в Селию Лелия. Жену Сганареля интересуют отношения и с мужем, и с Лелием. Они знакомятся, как пара.

 

Ключевой персонаж этой пьесы – Родитель жены Сганареля. Главный стратег и распорядитель, фундаментальный персонаж, на котором построен сюжет.

 

Комментарий Неизвестного Зрителя является составной частью произведения.

 

По соображениям защиты интеллектуальной собственности пьеса представлена тут без первых пяти сцен и без  комментария Неизвестного Зрителя, который в комичной манере описывает происходящее.

 

 

 

 

СЦЕНА VI.

Сганарель и его жена.

 

СГАНАРЕЛЬ.

Она очнулась, а считали, что мертва,

Всё в порядке, закружилась голова.

А жёнушка моя уже тут как тут.

ЖЕНА СГАНАРЕЛЯ.

О, небеса! Какая картинка !

Какой красавец ! Бывает же мужчинка !

СГАНАРЕЛЬ, в сторону, и заглядывая через плечо своей жены.

На что это она внимательно глядит ?

Портрет ! для чести мужа он недобро говорит.

От подозрений аж трепет на душе.

ЖЕНА СГАНАРЕЛЯ, не замечая его, продолжает.

Скорей бы встретиться уже !

Спрячу. Такого мужика я ещё не видала,

Словно из золота он весь, право.

СГАНАРЕЛЬ, в сторону.

Что? Смотрите, ах, она его целует !

Как же у меня она балу́ет !

ЖЕНА СГАНАРЕЛЯ, продолжает.

Допустим, должно́ обворожить,

Когда такой мужчина возьмётся обслужить.

И если б что-нибудь говорил осторожно,

Соблазн был бы велик, возможно…

Ах! Вот какого мужа иметь угодно нам,

Заместо этой шкуры. Хам !

СГАНАРЕЛЬ, выскакивает, хватая портрет.

Ах, сука !

Мы уличили вас в заговорщических настроениях,

В порочащих честь мужа рассуждениях :

Итак, моя достопочтенная жена,

Возжелала снова быть неверна.

Вельзевулу захотела сдаться,

Редкому искушению поддаться.

Или, может, что то не так со мной,

Не тот размер, фасон, покрой,

Не то лицо, склонное любовь давать,

На которое красавицы не перестанут воздыхать,

Короче, во всём я человек вам милый,

И не найдётся куска, чтобы был постылый.

Но, чтоб насытить ваш, гурманки, аппетит,

Для «рагу» нас и «галант» посетит.

ЖЕНА СГАНАРЕЛЯ.

Я с полуслова понимаю, о чём шутить изволишь,

Ты хочешь предложить ...

СГАНАРЕЛЬ.

Отправлю вон, всего лишь.

Доказательства у меня вот тута, на руках

Что вытворяется прямо на глазах.

ЖЕНА СГАНАРЕЛЯ.

У моего гнева слишком много насилия,

Чтоб не грузили твои новые усилия.

Слушай, изволь находку мне отдать,

И лучше придумай, как нам вместе...

СГАНАРЕЛЬ.

Я придумаю, как тебе шею сломать !

Ах, лучше б не портрет держал,

А сам его оригинал !

ЖЕНА СГАНАРЕЛЯ.

Почему ?

СГАНАРЕЛЬ.

Потому, дорогуша :

Сладкий объект желаний, моя милуша,

Нас, жёнушка, обоих подарком вразумляет.

Смотря на портрет Лелия.

И даже лапочка портретом мальчика награждает !

Этого несчастного, о котором ты мечтаешь,

Этого дура́шки, с которым ты ... !

ЖЕНА СГАНАРЕЛЯ.

Дура́шки ? Ты считаешь ?

СГАНАРЕЛЬ.

С которым ты ! У него будут большие проблемы.

ЖЕНА СГАНАРЕЛЯ.

О да ! Я то знаю эти пьяные манеры !

СГАНАРЕЛЬ.

Смотри, а догадлива, Госпожа Шлюха ;

Сганарель – одно имя, как по жопе оплеуха.

Зови меня лучше Сеньором Корнелием,

Я не буду пить, а займуся чтением.

После того, как тебе хребет переломлю.

ЖЕНА СГАНАРЕЛЯ.

Как же разговоры я эти не люблю.

СГАНАРЕЛЬ.

А мне твоя бесятина, видно, по душе́.

ЖЕНА СГАНАРЕЛЯ.

Какая бесятина, говори, не темни же уже.

СГАНАРЕЛЬ.

Ах! Мне ли жаловаться на всё на это,

Когда оленьи рога уж заготовлены где-то.

Увы! Но смотреть приятно.

ЖЕНА СГАНАРЕЛЯ.

И поэтому, оскорбляя неопрятно,

Тем, что у другой женщины вызвало бы месть,

Ты за притворным гневом прячешь просто лесть,

Чтоб моего возмущения этим избежать ?

В нашем деле дерзость мало может дать.

А кто ссорится – тот совершает преступление.

СГАНАРЕЛЬ.

Эх ! да, нахалка, я отмечаю твоё рвение,

Посмотришь на тебя, прям сама добродетель.

ЖЕНА СГАНАРЕЛЯ.

Иди кобель по следу, любовник и радетель,

Обратись к своим сучкам и попроси ласки,

А мне верни портрет, и не рассказывай сказки !

Она выхватывает портрет и убегает.

СГАНАРЕЛЬ, перед тем, как бежать за ней.

Ого, ей захотелось побежать!

Ленюсь. Но надо бы, догнать.

 

 

 

СЦЕНА VII.

Гро-Рене, Лелий.

 

ГРО-РЕНЕ.

Наконец, приехали ; но, господин,

Хочу задать вопрос один.

ЛЕЛИЙ.

Говори.

ГРО-РЕНЕ.

Дьявол, что ли влез в ваше тело,

Что сносите мучения оголтело ?

В течение восьми дней к ряду

Мы рыщем, как собаки, без присяду,

До того измотала вся свистопляска,

Что во всем теле тяжко и вязко,

Пока не постигла нас беда похуже,

Чтоб не оказались мы с вами в лу́же,

Надо бы хорошенько отдохнуть,

И перекусить чего-нибудь.

ЛЕЛИЙ.

Поспешность эта недостойна порицания,

От брака Селии все мои терзания ;

Ты знаешь, я люблю её ; и хочу заботой своей

Опередить слухи, что доносятся о ней.

ГРО-РЕНЕ.

Да ; но кушать то вам нужно хорошо

Чтоб дела эти решались свежо,

Ваше сердце от этого станет сильнее

Противостоять атакам того злодея.

Я сужу по себе : любой позор, когда я постился

Меня подавлял, надо мною глумился ;

Когда ж я ел, душа костенела,

А неурядицы шли мимо тела.

Поверьте мне, поешьте, без оговорок,

Как лекарство от ударов, по́рок,

А чтобы совсем горю двери закрыть,

Нужно и двадцать бокалов вина осушить.

ЛЕЛИЙ.

Я не могу есть.

ГРО-РЕНЕ, открывая бутылку вина.

Однако, если я не это сделаю, то умру.

Ужин готов, берите, а не то всё сожру.

ЛЕЛИЙ.

Приказываю, заткнись.

ГРО-РЕНЕ.

Ах! Какой бесчеловечный порядок.

ЛЕЛИЙ.

Я от волнения, а не от голодных оглядок.

ГРО-РЕНЕ.

А я и голоден, и обеспокоен,

Что от глупости ваш быт не устроен.

ЛЕЛИЙ.

Позволь мне помечтать о предмете желания,

Бери моё, коль мало тебе пропитания.

ГРО-РЕНЕ.

Ладно, давайте, понятна мне картина :

Не обсуждаю приказ у господина.

 

 

 

СЦЕНА VIII.

 

ЛЕЛИЙ, один.

Нет нет, тогда я жениться отказался,

Лишь потому, что слишком испугался,

Отец Селии мне обещал, а девушка показала

Любовь, что надежду вселяла.

 

 

 

СЦЕНА IX.

Сганарель, Лелий.

 

СГАНАРЕЛЬ.

Вот он, рассмотрю-ка лучше эту рожу,

Несчастного мерзавца, которого обезнадёжу,

Он мне вроде как не знаком.

ЛЕЛИЙ, в сторону.

Боже ! На что он смотрит тайком ?

И если это мой портрет, чему я должен верить ?

СГАНАРЕЛЬ, продолжает.

Ах, бедный Сганарель! Судьбе угодно херить

Твою репутацию… Сполна.

Увидев, что Лелий смотрит на него, он отворачивается в другую сторону.

Это вина́ ...

ЛЕЛИЙ, в сторону.

Не может не вызвать волнения большого,

Когда залог моей любви в руках у другого.

СГАНАРЕЛЬ.

Нужно ли тебе на пальцах объяснить,

Или в песню мотив заложить,

Что отвергается твоё скандальное подношение,

И на лбу тебе ублюдочная печатает положение.

ЛЕЛИЙ, в сторону.

Может я ошибся ?

СГАНАРЕЛЬ.

Ах ты блудник. Как только смелость есть,

Мужа в цвете лет порочить честь.

И жену, почти красотку, тащит в балаган,

Скворец какой то, развратный мальчуган.

ЛЕЛИЙ, в сторону, и всё ещё смотря на свой портрет.

Ах. Я не ошибся ! Это мой портрет !

СГАНАРЕЛЬ, отворачивается от него.

Какой любопытный мужчина. Привет.

ЛЕЛИЙ, в сторону.

Моё удивление просто необычайно.

СГАНАРЕЛЬ.

А на портрете не он ли случайно ?

ЛЕЛИЙ, в сторону.

Как бы к нему подступиться.

Громко.

Можно ли ...? Обратиться.

СГАНАРЕЛЬ, всё ещё отворачивается.

Что от меня ему надо ?

ЛЕЛИЙ.

Могу ли поинтересоваться,

Как изображение смогло у вас оказаться ?

СГАНАРЕЛЬ, в сторону, изучая портрет и засматриваясь на самого Лелия.

А почему это спрашивать у вас желание ?

Почему вот должен я делать вам признание ?

Ага ! Это мой мужчина, то есть жены,

Больше разъяснения не нужны.

ЛЕЛИЙ.

К чему всё, избавьте от догадок ?

СГАНАРЕЛЬ.

Нам известно про ваш беспорядок,

Похож на вас несчастный портрет,

Он был у жены, мне известен секрет,

Вы дали его, заставили пасть,

Между вами завязалась нежная страсть :

Не знаю, когда такое галантное общение,

Имею ли право на собственное мнение,

Но сделайте так, чтобы прекратилась

Любовь, от которой честь мужа оскорбилась.

Священны узы брака, вы должны это знать.

ЛЕЛИЙ.

Как, она решила вам его отдать ! 

СГАНАРЕЛЬ.

Как жена своему супругу.

ЛЕЛИЙ.

Супругу ?

СГАНАРЕЛЬ.

Да, супругу, и он, говорю, разд-р-р-ажён,

Вы знаете причину, и намерен он

Родителями её об этом сообщить.

Пусть там решают, как с нею быть.

 

 

 

СЦЕНА X.

Лелий один.

 

ЛЕЛИЙ, один.

Ах ! Что я слышу !

Правду говорят, что она в мужья берёт

Такого мерзавца, что в могилу сведёт.

Ах! А мне изменница клялась в вечной страсти

Клялась, что жизнь её в моей власти,

Как же презрение переполняет,

Низкому выбору, что та проявляет.

Потаскуха ! Однако, моё возмущение,

Привело в такое изнеможение,

Повергло в такой дикий шок,

Того и гляди упаду, ненарок.

 

 

 

СЦЕНА XI.

Лелий, Жена Сганареля.

 

ЖЕНА СГАНАРЕЛЯ, обращаясь к Лелию.

Увы ! Вопреки всему мой подлец...

О, что с вами ? вы бледны, как мертвец!

ЛЕЛИЙ.

Просто закружилась голова.

ЖЕНА СГАНАРЕЛЯ.

Потеряли сознание, едва произносите слова,

Идёмте ко мне, будьте мудры.

ЛЕЛИЙ.

Сию минуту, вы так добры.

 

 

 

СЦЕНА XII.

Сганарель и Родитель жены.

 

 

РОДИТЕЛЬ.

Обеспокоенность вашу одобряю порой ;

Но вы торопливы, как и с козочкой той.

Всё, что я слышал от вас против жены,

Говорит, что нет там чувства вины.

Вопрос деликатен и в подобных делах

Мне нужны улики, чтоб не на словах.

СГАНАРЕЛЬ.

Родитель! хотите сказать :

Что надо вам пальцем на всё показать ?

РОДИТЕЛЬ.

Можно ошибиться. Разве нет ?

Кто знает, как у неё оказался портрет.

Вы мне доложили, а если подтвердится,

Оперативно и наказание свершится.

 

 

 

СЦЕНА XIII.

Сганарель один.

 

 

СГАНАРЕЛЬ, один.

Лучше и не сказать. Да, на самом деле,

Надо, чтоб люди разглядели,

Может просто так видения рогатые,

Пот на лбу и мысли мрачноватые.

Наконец, тревога лишь от портрета,

А на вопросы он не даёт ответа.

Обжегшись на молоке, дую на воду…

 

 

 

СЦЕНА XIV.

Сганарель, его Жена, Лелий в доме Сганареля говоря с его женой.

 

СГАНАРЕЛЬ, продолжает.

Ах ! Что это, я умираю,

Про портрет уже не вспоминаю,

Вот вещь в оригинальном исполнении.

ЖЕНА СГАНАРЕЛЯ, Лелию.

Господин не спешите, оставайтесь в упоении,

А если побежите, то на себя пеняйте.

ЛЕЛИЙ.

Нет, нет, благодарю вас, продолжайте,

Спасибо за помощь, что оказали столь отменно.

СГАНАРЕЛЬ, в сторону.

Клоун с ней услужлив несравненно.

 

 

 

СЦЕНА XV.

Сганарель, Лелий.

 

СГАНАРЕЛЬ, в сторону.

Он меня заметил. Посмотрим, что насочиняет.

ЛЕЛИЙ, в сторону.

Ах! душа трепещет, а предмет вдохновляет ...

Но должен умерить я восторг несправедливый,

И винить в своих бедах лишь рок несчастливый,

Позавидую же счастью с иной судьбой.

O! Вам повезло с такой женой.

Проходит мимо.

 

 

 

СЦЕНА XVI.

Сганарель, Селия.

 

СГАНАРЕЛЬ, не видя Селию.

Его столь странные слова меня смущают,

Будто на голове рога прорастают.

Он обращается в сторону, куда Лелий от него ушёл.

Ну да ладно, мой бесстыжий дружок,

Теперь с тебя причитается должок !

СЕЛИЯ, в сторону.

Как же это. Лелий на глаза попался,

А о прибытии своём даже не признался.

СГАНАРЕЛЬ, продолжает.

Я счастливец с такой красивой женой …

Несчастный скорее, со шлюхою такой.

Чей виновный пыл оказался без управления,

Изменила без малейшего стеснения.

Селия медленно приближается, ожидая, когда он утихомирится, чтобы поговорить.

А я выпустил его, скрестив руки, после дела,

Подкаблучником притворясь умело.

Ах ! Нужно было шляпой в рожу бросить,

Изгадить одежду, об камни поелозить.

И чтобы он всех соседей перепугал,

Почётно покрикивая, когда б его пинал.

СЕЛИЯ.

Слушайте, а того, кого упоминаете,

И кто с вами говорил, откуда вы знаете ?

СГАНАРЕЛЬ.

Не я его знаю, госпожа, увы !;

А моя жена.

СЕЛИЯ.

И чего встревожены вы ?

СГАНАРЕЛЬ.

Не осуждайте эти траур и боль,

Позвольте всхлипнуть, такова моя роль.

СЕЛИЯ.

О Боже, ваше поведение столь необычайно !

СГАНАРЕЛЬ.

Я страдаю так вовсе не случайно,

И предпочту кого-нибудь другого,

Пережившим столько всего плохого.

Несчастные мужья, смотрите, образец показали :

Как честь у бедного Сганареля украли ;

Но мало несчастья в раз этаком дерьме,

У меня ещё и отняли реноме.

СЕЛИЯ.

Как ?

СГАНАРЕЛЬ.

Эх. Эта дама, говоря откровенно,

Изменила мне просто несравненно ;

Сегодня убедился со всей полнотой,

В тайной связи Лелия с моей женой.

СЕЛИЯ.

Который сейчас …

СГАНАРЕЛЬ.

Да, да, он обесчестил меня, противно,

Жену обожает, и это взаимно.

СЕЛИЯ.

Ах! Я права́, тайна с возвращением,

Обусловлена трусливым поведением,

Увидев его, меня бросило в дрожь,

Вот же плут… такая ложь…

СГАНАРЕЛЬ.

Вы защищаете меня с великой добротой.

Во всём мире добродетели не сыскать такой.

Все другие, узнав про мучение моё,

Не примут участия, лишь высмеют житьё.

СЕЛИЯ.

Как мрачно и трусливо твоё поведение,

Разве поступок не требует отмщение ?

Пожалуй, дальнейшей жизни не достойно,

Когда осквернили столь непристойно.

Разве такое возможно ! О небеса!

СГАНАРЕЛЬ.

Для меня это норма, не чудеса.

СЕЛИЯ.

Ах ! Предатель, негодяй, двоедушная замарашка.

СГАНАРЕЛЬ.

Смазливый, коварный, дурашка…

СЕЛИЯ.

Нет, нет, в аду не достаточно наказания,

За твои преступные деяния.

СГАНАРЕЛЬ.

Верно, от правильный разговор !

СЕЛИЯ.

Выставляет на позор

Невинность, доброту. Гнать его, врага ! 

СГАНАРЕЛЬ.

Громко вздыхает.

Ага !

СЕЛИЯ.

Тщедушное сердце заслужило презрение,

Надо отвечать за оскорбления.

СГАНАРЕЛЬ, громко вздыхая.

Верно.

СЕЛИЯ.

Ну ладно ! Думать о нём больше не желаю,

И от гнева просто умираю.

СГАНАРЕЛЬ.

Милая моя… да вы не сердитесь!

Моя боль вас забирает, но во мне то убедитесь...

СЕЛИЯ.

Тебе не подобает в унынье предаваться,

Не долго будешь без ответа оставаться.

Мое сердце знает, что для мести сойдёт,

Ничто меня не остановит, он от кары не уйдёт.

 

 

 

СЦЕНА XVII.

Сганарель один.

 

СГАНАРЕЛЬ, один.

Какая молодец. Да хранят её небеса.

Хочет мстить и творить мне будет чудеса.

И правда, гнев её, что позор мой вызывает,

Наставляет и меня, как вести с ним подобает.

Нельзя молча сносить унижения,

Только глупцы без ропота терпят оскорбления.

Так пойдём же искать, где прячется вор,

Проявим храбрость и ответ на позор.

Пусть знает, убогий, как за мой счёт,

Не проявляя уважения, людей бесчестить влёт.

Он оборачивается, сделав три или четыре шага.

Нежно, обходительно в доверие влезает,

Потом же кровь мутит и озорством терзает.

Вполне он даже мог расширить оскорбление,

Бревном мне спину нагрузив, вот было бы везение.

От всего сердца не хочу сердиться,

С мирными мужчинами всегда готов ужиться :

Я не боюсь побитым быть за свои суждения,

Моя добродетель «за» свободные настроения.

Но в данном случае честь мне говорит,

Что тот, кто оскорбил, должен быть побит.

Если я и дальше стану всё спускать,

То потом с ничего нечего и взять.

Однако ж, если буду слишком я храбриться,

То на укол шпаги он может решиться.

И слух пойдет по городу о гибели моей,

Скажи ка, будет ли честней ?

Пиво меланхолии не повредит,

Но от него живот болит.

И что до меня, то скажу, перепробовав всё,

Лучше снова быть кукольдом, а смерть – не моё.

Да что плохого ? Нога, что ли, искривится,

Или размер от этого укоротится ?

Чума да заберёт, кто первый изобрёл

Скорбеть, когда к нему другой забрёл.

И честь мужскую прилагать

К тому, что делает блядь.

Не в ответе коллектив за чужое преступление,

Мужей не касаются жён настроения.

Если наши женщины без нас гуляют.

За свои действия пускай и отвечают,

А то придумали курицы в своих мозгах,

Что раз они глупы, то мы, мол, в дураках,

Гадко это, и, как человек политичный,

На несправедливость дам ответ тактичный.

Разве мало нам других происшествий ?

Вцепились зубами… Хотим побольше бедствий…

Ссоры, иски, голод, жажда, болезнь,

Разве этого мало, чтоб портить жизни песнь ?

И чисто на эмоции, из предубежденья,

Мы создаём горе от телодвиженья.

Так буду же смеяться, презрев страдания,

Оставив под ногами и вздохи, и стенания.

Если моя жена виновна, пусть сама и рыдает;

А правда мне разве плакать позволяет ?

В любом случае, может гнев устранить,

То, что я не одинок, и в братстве можно жить,

Смотреть, как ублажают жён, ничего не говоря,

Сегодня повсеместно, отмечаю я.

Так давайте не будем ссориться и обижаться

По позорным пустякам, что станут вытворяться.

Назовут меня глупцом, что не таю я мщения ;

Но счастлив буду прям до своего забвения.

Положив руку себе на живот.

Но, видимо, желчь всё ещё там шеве́лит,

И, наверно, мне какое действие поверит,

Гнев снова приходит : хватит трусом быть

Мне вызов брошен, и надо отомстить :

И сначала, в той ярости, что меня воспламенила,

Я сообщу везде и всем, что жена изменила.

Признайте теперь мне, не правда ли, что вы нашли эти стихи великолепными, что вы не могли не перечитать их несколько раз и согласны, что весь Париж был прав, назвав эту сцену, шикарной.

 

 

 

СЦЕНА XVIII.

Горжибюс, Селия, Служанка.

 

СЕЛИЯ.

Да, отец, всё, я полностью свободна,

Можете располагать мною как угодно.

Готова подписывать брачный договор,

Выполню свой долг, и безо всяких ссор.

Предполагаю свои чувства лакомно сожрать,

И подчиняться приказание самой себе воздать.

ГОРЖИБЮС.

Ага ! такие мне нравятся разговоры,

Боже, как же рад, что прекратились ваши вздоры.

Ноги того и гляди пустятся в пляс,

Чтобы радость и смех посетили нас.

Подойди ко мне, доченька, расцелую,

Какая молодец, люблю тебя такую.

(Отец всегда имеет право дочку целовать,

И это не должно скандалы создавать.)

Как рад, что разродилась ты решением :

На десять лет помолодел одним мгновением.

 

 

 

СЦЕНА XIX.

Селия, Служанка.

 

СЛУЖАНКА.

Меня удивляют ваши перемены.

СЕЛИЯ.

Знала б ты, какие были сцены,

То на всё смотрела бы с другой стороны́.

СЛУЖАНКА.

Может быть и пра́вы вы.

СЕЛИЯ.

Знай, что Лелий смог…

Как сердце ранил, как обжёг…

В каких местах бывал без меня...

СЛУЖАНКА.

Вот и он ; и объяснит, к нам подойдя.

 

 

 

СЦЕНА XX.

Селия, Лелий, Служанка.

 

 

ЛЕЛИЙ.

Я уеду отсюда навсегда, в сей же час,

Но прежде хотел бы кое в чём упрекнуть вас...

СЕЛИЯ.

И говорить со мной у вас дерзость есть ?

ЛЕЛИЙ.

Да, и велика. О вашем выборе дошла весть.

Ладно, даже не буду упрекать в преступлении,

Живите счастливо, помня о том изумлении…  

С достойным супругом. Осчастливьте его…

СЕЛИЯ.

Да, предатель, это верх желанья моего.

И что ты недоволен очень рада я.

ЛЕЛИЙ.

А кто вам внушил законный гнев на меня ?

СЕЛИЯ.

Что, удивлён ? знаешь свои преступления.

 

 

 

СЦЕНА XXI.

Селия, Лелий, Сганарель, Служанка.

 

СГАНАРЕЛЬ, входит вооружённый.

Война, смертельная война, требую отмщения.

К тому, кто нашу честь немилосердно осквернил.

СЕЛИЯ, Лелию.

Повернись… Он нас посетил !

ЛЕЛИЙ.

А ! Я догадался…

СЕЛИЯ.

Одного вида достаточно, чтобы ты испугался.

ЛЕЛИЙ.

Скорее он заставит вас краснеть.

СГАНАРЕЛЬ.

Мой гнев не позволяет это терпеть !

Моя храбрость несравненна,

Учиню резню сейчас отменно :

К смерти его приговорил, ничто не помешает :

Где бы ни нашёл – пускай убегает,

В самое сердце удар нанести мне нужно…

ЛЕЛИЙ.

Кого здесь ищут так тщедушно ?

СГАНАРЕЛЬ.

Никого.

ЛЕЛИЙ.

Тогда к чему оружие? Я вас здесь не понимаю.

СГАНАРЕЛЬ.

Одежда просто у меня такая.

В сторону.

Взял от дождя. Ах! становлюсь робее.

Получу удовольствие, убью его, смелее !

ЛЕЛИЙ.

Эй !

СГАНАРЕЛЬ, побивая себе живот мечом, чтобы взбодриться.

Я ничего не говорю.

Я вас сейчас просто убью.

В сторону.

Ах ! Сердитая овечка.

Трус ! куриное сердечко.

СЕЛИЯ.

Вот сейчас с тобой рыцарь разберётся

С тем, кто надо мной столько смеётся.

ЛЕЛИЙ.

Да, я знаю, что вы виноваты

Её измена требует расплаты,

И не способны вы любовника смутить.

СГАНАРЕЛЬ, в сторону.

Может всё же пощадить ?

СЕЛИЯ.

Ах! Ну перестань говорить передо мной,

Предатель, эти речи, вот наглец какой.

СГАНАРЕЛЬ.

Сганарель, ты видишь, она ссору оценила,

Смелей, напирай, энергичней, неучтиво !

Приложи усилие, в нём полно́ вины,

Убей его хотя бы со спины.

ЛЕЛИЙ, сделав два или три бесполезных шага, чтобы убежать, решил вернуться к Сганарелю, который приближается, чтобы убить его.

Поскольку подобные слова будоражат ваш гнев

От всего сердца говорю : неуместен блеф,

Это за мой выбор расплата.

СЕЛИЯ.

Да, да, таков мой выбор, жизни вашей утрата.

ЛЕЛИЙ.

Давайте ! На вас сплошная защита.

СГАНАРЕЛЬ.

Конечно ! Защита прав моих не забыта.

Не соответствуют законам ваши деяния,

Я вправе на жалобы, вправе на покаяние,

Если б я не был мудр, мы б увидели резню…

ЛЕЛИЙ.

А чего вы жалуетесь – не уясню.

СГАНАРЕЛЬ.

Довольно. Вам известно, где у меня болит.

Но совесть, как и душа ваша, спит,

Должны вы уяснить, что моя жена моя,

Хотите, чтоб и бороду вам отдал я,

И вообще не поступает так добрый христианин.

ЛЕЛИЙ.

Подозрение низко и смешно, господин.

Пройдите это в жизни место, без смущения,

Знаю что ваша, и далека от изменения…

СЕЛИЯ.

Ах, предатель, ты умеешь скрывать !

ЛЕЛИЙ.

Как вы додумались меня подозревать

В том, на что жалуется сам,

Трусостью чернить себя не дам.

СЕЛИЯ.

Говори, говори. Ему. Он просветит тебя.

СГАНАРЕЛЬ.

Лучше доспехов защищаете меня.

Ладно, хватит с него, разнимайте нас,

Чтоб кровь не лить его сейчас.

 

 

 

СЦЕНА XXII.

Сганарель, Его жена, Селия, Лелий, Служанка.

 

ЖЕНА СГАНАРЕЛЯ, Селии.

Я не в настроении, чтобы питать, госпожа,

К вам чувство ревности от грабежа ;

Но не глупа, понимаю, что происходит.

И мысль недобрая ко мне приходит ;

Вы должны себе найти лучше работёнку,

Чем соблазнять моего мужичёнку.

СЕЛИЯ.

Декларация эта весьма наивна.

СГАНАРЕЛЬ, своей жене.

Вон отсюда, шлюха, ты нам противна,

Ты влезла ссориться, когда от меня его защитила,

Боишься, как бы «гала́нта» тебя не лишила.

СЕЛИЯ.

Не думайте, что это нужно мне.

Повернувшись к Лелию.

Ты видишь, не шучу – иди к его жене.

ЛЕЛИЙ.

Что мне тут рассказывать хотят ?

СЛУЖАНКА.

Боже, стойте, а то не догоню,

Когда закончите галиматью.

Я давно за вами наблюдаю,

И чем больше слушаю, тем меньше понимаю.

В конце концов мне вмешаться надо.

Встав между Лелием и Селией.

Отвечайте по порядку, буду направлять стадо.

Лелию.

Вы, в чём она вас стала упрекать ?

ЛЕЛИЙ.

Изменница решила к другому сбежать :

Что когда, из-за слухов о её браке роковом,

Я прибыл к ней в желании большом,

В забвенье оказаться противился мой пыл,

Тогда как брак у неё давно уж был.

СЛУЖАНКА.

Брак ? С кем ?

ЛЕЛИЙ, показывая на Сганареля.

С ним.

СЛУЖАНКА.

Как это с ним ?

ЛЕЛИЙ.

Ну да.

СЛУЖАНКА.

Кто вам сказал ?

ЛЕЛИЙ.

Сегодня от него узнал.

СЛУЖАНКА, Сганарелю.

И правда это ?

СГАНАРЕЛЬ.

Я ? Сказал, что на своей жене

Женат был как-то и где-то.

ЛЕЛИЙ.

В сильном душевном волнении,

Я обнаружил свой портрет в вашем владении.

СГАНАРЕЛЬ.

Точно, вот он.

ЛЕЛИЙ.

Вы мне также сообщили,

Что та, от которой портрет получили,

Связана с вами узами брака.

СГАНАРЕЛЬ, указывая на свою жену.

Выдирать из рук пришлось, однако,

А без портрета не обнаружил бы грех.

ЖЕНА СГАНАРЕЛЯ.

Что ты тут хнычешь курам на сме́х ?

Я его на полу нашла удачею счастливой

И когда после ярости твоей несправедливой

Показывает на Лелия.

Привела его ослабленного к нам домой,

Вовсе не знала, кто же он такой.

СЕЛИЯ.

А, это я вам создала мучения,

Портрет упал, когда была без движения.

Сганарелю.

И, с вашей помощью, излечилась.

СЛУЖАНКА.

Ну вот, со мной картина прояснилась.

И все допущены к секрету.

СГАНАРЕЛЬ.

Ладно, примем за чистую монету :

А по мою душу, что тогда и как ?

ЖЕНА СГАНАРЕЛЯ.

Однако, и мой не развеялся страх.

СГАНАРЕЛЬ.

Взаимно хорошим людям стали доверять,

Я рискую больше, а тебе то что терять ?

Принимай улов, что рынок нам даёт.

ЖЕНА СГАНАРЕЛЯ.

Хорошо, в засаде будь, перепадёт.

СЕЛИЯ, громко Лелию, после того, как он тихо шептал ей что-то.

Ах, Боже! Что я натворила,

Да, за последствиями не уследила !

В любви к вам безответной стала злиться,

И нашла себе помощника, чтобы прислониться.

Ведь я отцу обещала и должна принять отныне,

Тот брак, от которого всё уныние.

Но вот идёт и сам отец.

ЛЕЛИЙ.

Он сдержит слово, наконец.

 

 

 

СЦЕНА XXIII.

Селия, Лелий, Горжибюс, Сганарель, Его жена, Служанка.

 

ЛЕЛИЙ.

Господин, вы видите, я вернулся, да,

Полный той же страсти, что и всегда,

Хочу узнать, выполнится ли обещание,

Дающее надежду на венчание.

ГОРЖИБЮС.

Господин, который снова вернулся, да,

И полный той же страсти, что и всегда,

Хотите сколько угодно выполнения обещания,

Дающее надежды на венчание,

Давай, до свидание.

ЛЕЛИЙ.

Что ? надежду предаёте, виден ли толк ?

ГОРЖИБЮС.

Да, выполняю свой отцовский долг,

И моя дочь следует ему.

СЕЛИЯ.

Отец, мой долг интересует меня,

Но лишь за Лелия прошу вас я.

ГОРЖИБЮС.

Таков твой ответ на мои распоряженья ?

Ты отказываешься от прежнего намеренья

В пользу Валера... Но вот отца его я вижу

Пришёл на сделку, знает, не обижу.

 

 

 

ПОСЛЕДНЯЯ СЦЕНА.

Селия, Лелий, Горжибус, Сганарель, Его Жена, Вильбрекан, Служанка.

 

 

ГОРЖИБЮС.

Зачем вы к нам, Сеньор Вильбрекан?

ВИЛЬБРЕКАН.

Сегодня утром узнал важный секрет,

Который нарушит данный вам обет.

Мой сын, чьей женой должна стать ваша дочь,

Себя опутать связью оказался не прочь.

Взял Лизетту он себе, как свою жену,

Сами понимаете, у нас всё по уму.

В общем, с вами отменяю я союз,

Прибыл сообщить и скинуть тяжкий груз.

ГОРЖИБЮС.

Порвём тогда, раз без вашего поучения,

Ваш сын подался в похождения,

Моя дочь Селия, я того не скрою,

Давно Лелию была обещана мною.

И его сегодняшнее возвращение

Сделает мужем, таково решение.

ВИЛЬБРЕКАН.

Подобный выбор мне кажется сильным.

ЛЕЛИЙ.

Увенчает меня счастье вечное.

ГОРЖИБЮС.

Тогда выберем для брака дату конечную.

СГАНАРЕЛЬ.

Кто бы мог продумать, вот так оборот !

Знаете, наверно, к чему приведёт ?

Часто в голову лезут ложные мысли,

Но потом приходит понимание жизни.

Вы пример запомните или проверьте,

А главное – глазам своим не верьте !