ШКОЛА ЖЁН.

 

Сюжет комедии для Господина Де Мольера,видимо, автобиографичен. Дворянин Арнольф, на момент действия которому 42 года, решил воспитать себе жену сам и с малолетства. Заключил соглашение с крестьянкой, которая сдала свою дочь Агнесу в монастырь до достижения ею совершеннолетия (17 лет, хотя в брак вступали и с 14). Свою личность Арнольф скрывает под вымышленным именем Де Ля Суш. Арнольф намерен жениться на Агнесе. На пути его светлых планов оказывается молодой повеса Орас, который выходит на общение с Арнольфом обсуждая свои успехи в соблазнении Агнесы, не зная про то, что Арнольф одно и то же лицо с опекуном Де Ля Суш. Под комуфляжем общения, Орас намёками предлагает Арнольфу вместе пользоваться её телом, естественно, не собираясь сам на ней жениться. Далее на сцене появляются ещё претенденты : отец Ораса, Энрике, Кризальд. Все они в итоге оставляют жениха без невесты.

Пьеса полностью готова и вычитана. Приводим одну сцену.

 

 

СЦЕНА V.

Арнольф, Агнеса.

 

АРНОЛЬФ.

Прогулка хороша.

АГНЕСА.

Очень.

АРНОЛЬФ.

Отличный день.

АГНЕСА.

Очень.

АРНОЛЬФ.

Какие новости ?

АГНЕСА.

Киска сдохла.

АРНОЛЬФ.

Жалко её,

Но все смертны мы, каждому своё.

Пойдя на поле, дождя мы не застанем, да ?

АГНЕСА.

Да.

АРНОЛЬФ.

Скучали ?

АГНЕСА.

Нет, что вы, никогда.

АРНОЛЬФ.

Что сделали за девять-десять дней ?

АГНЕСА.

Сорочек шесть, кажется, и шесть шляпок помодней.

АРНОЛЬФ, немного мечтая.

Мир, милая Агнеса, странная штука.

Сплетни по нему не расползаются без слу́ха :

Соседи рассказали, что человек молодой,

В моё отсутствие приходил сюда домой,

Что вы терпели его вид, нудную речь ;

Но я им не поверил, думал нервы уберечь,

Хочу поспорить, что ошибочно ревную...

АГНЕСА.

Боже, проиграетесь вчистую.

АРНОЛЬФ.

Что ? был мужчина здесь, это правда ?

АГНЕСА.

Говорят вам это люди очень складно.

Почти к нам переехал жить, я вам клянусь.

АРНОЛЬФ, тихо, в сторону.

Такая искренняя, просто дивлюсь!

Изобретательности ей не хвататет.

Громко.

Но, кажется, Агнеса, если память не изменяет,

Я запретил вам видеться с кем-нибудь.

АГНЕСА.

Да, но когда познакомилась, то всё забудь ;

Вы бы так тоже поступили, без сомнения.

АРНОЛЬФ.

Наверно. Ну, расскажите про ваши приключения.

АГНЕСА.

История восхитительна. Не верится даже.

Я была на балконе, вязала что-то наше,

Когда под ветвями встретил мой взгляд

Молодой человек, так прекрасен наряд :

Поклоном скромным он приветствовал меня,

По правилу этикета поклонилась и я.

Иначе поступить я права не имела,

Как вдруг ещё раз поклон он повторил умело :

Конечно же и я ответила в ответ ;

И, удаляясь, в третий раз прислал он привет.

Я ответила и в третий ему поскорей,

Он проходит и уходит, и всё красивей,

Всякий раз оказывает почтительный поклон ;

И я, чтоб не терпеть в глазах его урон,

Снова и снова тоже отвечала :

Покуда в темноте его не замечала.

Я бы всегда продолжала подобное обхождение,

Не желая проявить неуважение

И в вежливости ему не уступать.

АРНОЛЬФ.

Отлично, сумел он вас занять.

АГНЕСА.

На следующий день к нашей двери

Подошла старуха, и говорит «Бери,

Дитя моё, благословение

И всех ваших прелестей сохранение !

Не для того вас Небо одарило красотой

Чтоб совершался поступок дурной ;

Вы должны знать, что ущерб причинили

И пожаловаться на это меня попросили. »

АРНОЛЬФ, в сторону.

Ах, драная карга ! Чтоб тебе запропостило !

АГНЕСА.

« Я, ущерб ! – меня удивило.

- Да, ранили так, что есть сил,

Мужчину, которого ваш вид сразил.

– Увы ! говорю, что то за ерунда,

Я что, упала на него и причинитель вреда ?

– Нет, говорит, но глаза виноваты буквально,

Последствие вашего взгляда фатально.

– О Боже ! Удивлена до глубины души :

Разве злой мой взгляд, мамаша, не смеши.

– Да, говорит, глаза могут смерть вызывать,

Дочка, это яд, который лучше не знать !

Короче : он томится, бедный обормот ;

И пожилой женщине сообщил его рот,

Что если в помощи откажете, то тогда  

Он в землю преставится денька через два.

– О Боже ! говорю. Не нашло бы утешенья.

Что сделать мне? как исправить положенье ?

– Дитя моё, она говорит, удел его мечтать

Как чаще видеть вас, богаче содержать :

Только ваши глаза способны помешать кончине

Ибо их вредоносность подобна медицине.

– Ого! Говорю, охотно, если в этом дело,

Пускай ко мне приходит и смело. »

АРНОЛЬФ, в сторону.

Ах! мерзкая ведьма, отравительница душ,

За твои услуги ад воздаст тебе куш !

АГНЕСА.

Так увидел он меня, и получил исцеление.

Сами то как думаете, верное решение ?

Могла ли я, в конце то концов, сознание проявить

И смерть своим участием не допустить.

Я сочувствую любому, кого мученья ловят,

Не смотрю без слёз, как курицу готовят.

АРНОЛЬФ, тихо, в сторону.

Всё это невинной души откровения ;

Моё отсутствие – вот причина преступления,

Оставил без гида мораль благотворителя,

Подарил её хитрым козням соблазнителя.

Но как узнать, подлец ли сумел,

Дальше этого двинуть статус дел ?

АГНЕСА.

Что ? Ворчите немного, кажется мне ?

Я вам сказала всё нормально вполне ?

АРНОЛЬФ.

Да, но мне интересно ваше мнение,

Какое с тем мужчиной было продолжение.

АГНЕСА.

Увы ! Если б вы знали, как он счастлив был,

Как только меня увидел, про боль свою забыл,

Мне шкатулочку красивую подарили,

А Ален и Жоржетта деньги получили.

Вам бы он понравился, как и всем …

АРНОЛЬФ.

Да. Но что он делал с вами затем ?

АГНЕСА.

Говорил, что от любви кружится голова,

И находил такие приятные слова,

Что с этим ничто не может сравниться,

Так, что хочется сразу забыться.

Сладость щекочет и выворачивает наизнанку,

В общем, я забыла, за что его мне жалко.

АРНОЛЬФ, тихо, в сторону.

Вот и вся развязка моего допроса,

Где экзаменатор страдает один от вопроса.

Агнесе.

А к речам нежным его таким,

Не было ли ласк в дополнение к ним ?

АГНЕСА.

О ! Да премного. Он руки и плечи мои брал,

И целовать их просто не уставал.

АРНОЛЬФ.

А не взял ли он у вас, Агнесса, ещё что-нибудь ?

Украдкой взглядывая на неё.

Уф !

АГНЕСА.

Э ! Он меня ...

АРНОЛЬФ.

Что?

АГНЕСА.

Взял ...

АРНОЛЬФ.

Мм !

АГНЕСА.

Ну это ...

АРНОЛЬФ.

Понравилось ?

АГНЕСА.

Не могу такое сказать,

Вы станете его ругать.

АРНОЛЬФ.

Нет.

АГНЕСА.

Всё сделано.

АРНОЛЬФ.

О Боже, нет !

АГНЕСА.

Таков мой ответ.

АРНОЛЬФ.

Но, может, я что-то не понимаю.

АГНЕСА.

Он взял ... Будете злиться, знаю.

АРНОЛЬФ.

Нет.

АГНЕСА.

Да.

АРНОЛЬФ.

Нет, нет, нет,  нет. Чёрт бы побрал ваш секрет !

Что взял он у вас ?

АГНЕСА.

Он ...

АРНОЛЬФ, в сторону.

Проклятье.

АГНЕСА.

Он взял ленточку, что подарили мне.

Я не могла защищаться в таком огне.

АРНОЛЬФ, задыхаясь.

Оставим ленту. Я хочу понять

Было ли ещё, кроме «руки целовать».

АГНЕСА.

Как ? А разве бывает что-то ещё ?

АРНОЛЬФ.

Вовсе нет.

Но чтобы лечить его, как он сказал, самочувствие

Не требовал ли он что-то делать в его присутствие ?

АГНЕСА.

Нет. А если б он об этом спросил,

То какой бы ответ тогда получил ?

АРНОЛЬФ, тихо, в сторону.

Слава небесам : всё разрешилось,

Она просто немножко влюбилась.

Громко.

Тихо : ладно, что было то было.

Это мне, Агнеса, невинность ваша раскрыла.

Знаю, галанту просто неймётся,

Он вас использует, потом посмеётся.

АГНЕСА.

Ох ! Точно : говорил про это двадцать раз.

АРНОЛЬФ.

Вы не знаете, к чему склонял он вас.

Но принимая шкатулок труху́,

И слушая блондинов этих чепуху,

Вы ставите себя в зависимое положение,

Где поцелуи рук и прочие решения -

Это вас в смертный грех ввергал мужчина.

АГНЕСА.

Грех ? Скажите, пожалста, причина ?

АРНОЛЬФ.

Причина ? Причина в Законе выражается,

А от этих действий Небо содрогается.

АГНЕСА.

Небо ! А зачем ему сердиться ?

Это приятно, с каждым может случиться !

Я в восхищении, испытав мгновения,

Я не проходила такому обучения.

АРНОЛЬФ.

Да, очень приятно нежности получать,

Слова слушать, на ласки отвечать ;

Но вы должны получать это честно

Только замужем подобное уместно.

АГНЕСА.

Так значит, если с мужем, то уже не грех ?

АРНОЛЬФ.

Нет.

АГНЕСА.

Пожалуйста, женитесь на мне наспех.

АРНОЛЬФ.

Если вы хотите, то и я того желаю,

Я давно об этом помышляю.

АГНЕСА.

Что, правда ?

АРНОЛЬФ.

Да.

АГНЕСА.

Как бы вы мне удружили !

АРНОЛЬФ.

Да, не сомневаюсь, мы бы пожили.

АГНЕСА.

Вы нас хотите, чтобы мы вдвоём…

АРНОЛЬФ.

Будьте уверены, берём.

АГНЕСА.

Как же обласкаю вас я, если это свершится!

АРНОЛЬФ.

Эге ! Это между нами взаимно состоится.

АГНЕСА.

Мне кажется, здесь подвох.

Вы что правда это серьёзно ?

АРНОЛЬФ.

Да, никогда не поздно.

АГНЕСА.

Так прям и поженимся мы ?

АРНОЛЬФ.

Да.

АГНЕСА.

А когда ?

АРНОЛЬФ.

Сегодня вечером.

АГНЕСА, смеясь.

Уже сегодня вечером, вот чехарда !

АРНОЛЬФ.

Сегодня вечером. Это вас смешит ?

АГНЕСА.

Да.

АРНОЛЬФ.

У вас такой довольный вид.

АГНЕСА.

Я буду признательна, если планы состоятся,

За возможность с ним поскорее увидаться.

АРНОЛЬФ.

С кем ?

АГНЕСА.

Ну…, с ним.

АРНОЛЬФ.

Про него со мной даже не говорите.

Выбирать себе мужа вы явно спешите.

Короче, я для другой цели вас держу,

А что касается его, то попрошу

Слушаться меня, бдительною быть,

И любое общение с ним прекратить.

А, как снова прибудет сюда этот зверь,

Чтоб вы честно пред ним захлопнули дверь,

Чтоб вы грязью в него бросили в окно,

А попадёте, вам будет всё равно.

Агнеса, слышите ? А я, скрываясь за углом,

Свидетелем этого стану притом.

АГНЕСА.

Ну вот ! Он так красив ! Это ...

АРНОЛЬФ.

Ах ! Что за разговор !

АГНЕСА.

Но ведь сердцу не прикажешь …

АРНОЛЬФ.

Хватит шуметь : чего тут скажешь.

Поднимайтесь.

АГНЕСА.

Но что это такое вообще ! Вы хотите ... ?

АРНОЛЬФ.

Довольно, молчите.

Вы это мне прекращайте.

А просто слушайтесь и выполняйте.